Закон стоимости

Закон стоимости действует в товарном хозяйстве, основанном на частной собственности, как стихийный регулятор и двигатель производства. Если, например, данный товаропроизводитель уменьшает, благодаря каким-то техническим нововведениям, рабочее время, которое он затрачивает на выпуск единицы товара, то снижается индивидуальная стоимость этого товара. Но общественная стоимость, которая определяется средними общественными затратами рабочего времени, при прочих равных условиях не меняется. Наш искусный товаропроизводитель будет продавать каждую единицу своего товара по прежней цене, определяемой в принципе общественной стоимостью, и получать дополнительный доход, поскольку, скажем, за рабочий день он производит на 25% больше единиц товара, чем остальные. Очевидно, товаропроизводители-конкуренты постараются перенять новую технику. Таков в своей первооснове механизм "стимулирования технического прогресса".

Результатом действия описанных стихийных факторов, независимых от воли людей, будет уменьшение общественно необходимых затрат труда на единицу товара и снижение общественной стоимости. Нетрудно видеть, что каждый товаропроизводитель действует здесь как "экономический человек", стремясь максимизировать свой доход, а условия, в которых происходит действие, - это условия свободной конкуренции.

Капиталист, по выражению Маркса, есть персонифицированный капитал. Иначе говоря, для политической экономии не могут иметь значение личные свойства каждого отдельного капиталиста. Для науки он интересен лишь потому и постольку, поскольку в нем выражаются общественные отношения капитала.

Если внимательно присмотреться, здесь ощутимо некоторое родство с изложенными выше мыслями Смита. Но вывод, как видим, совершенно иной. У Смита капиталист, преследуя свою выгоду, бессознательно укрепляет капитализм. Маркс рассматривает человека с позиции своего исторического материализма как продукт длительного общественного развития. Этот человек как объект политической экономии существует лишь в рамках данного конкретного классового общества и действует в соответствии с его законами. Для Смита же его homo economicus - выражение вечной и естественной человеческой природы. Это не продукт развития, а скорее его исходный пункт.

Концепцией "экономического человека" Смит поставил вопрос колоссальной теоретической и практической важности: о мотивах и стимулах хозяйственной деятельности человека. И он дал плодотворный и глубокий для своего времени ответ на этот вопрос, если иметь в виду, что под его "естественным" человеком скрывался действительный человек буржуазного общества.