Перед жестокостью демократии бледнеет всякий деспотизм

"У нас в России подвергаются осуждению те, кто имеет государственное направление", - заявил в 1995 году известнейший диссидент брежневской эпохи, священник Дмитрий Дудко. "Государственность причисляется к какому-то пороку, преступлению. Так осудили государственника Ивана Грозного, расширившего границы России, обвинив его в жестокости. Так же осудили святого Иосифа Волоцкого, победившего ересь жидовствующих и надолго удержавшего разброд России.

Теперь вот настало время реабилитировать Сталина. Впрочем, не его только, но само понятие государственности. Сегодня мы сами воочию можем увидеть, какое преступление есть безгосударственность и какое благо - государственность! Как ни кричат, что в советское время много погибло в лагерях, но сколько гибнет сейчас, безнаказанно, безвестно? Ни в какое сравнение не идет та гибель. Весь ограбленный и обманутый народ теперь вздыхает: был бы Сталин, не было б такой разрухи!

Но эта реабилитация, так сказать с человеческой точки зрения, а я скажу - с духовной, поскольку я священник. Начну сразу с вопроса. Что лучше - "деспотизм" сталинских времен или "демократия" нашего времени? Нет, господа, перед жестокостью демократии бледнеет всякий деспотизм. Скажите, когда было больше обездоленных, заключенных, когда преступность и безнравственность имела такую свободу на улицах и на телевидении, в печати? Когда еще, в какие времена, весь народ, за исключением немногих, сидел на голодном пайке? Когда и какие правители с таким цинизмом, как теперь, разрушали собственную экономику в угоду более сильному соседу?

Но как сообразовать сталинизм с христианскими понятиями, спросят у меня? Ведь при сталинском деспотизме все было опутано атеизмом. Атеизм был везде и всюду. Но, видимо, не случайно философ Н. Бердяев говорил: "Атеизм - это дверь к Богу с черного хода". И мы сейчас видим, как многие атеисты стали по-настоящему верующими.

Я никогда не забуду, как один высокопоставленный коммунист мне сказал, что, хотя он и атеист, но воспитан на православной традиции. Да, как ни покажется странным, но в русском атеизме-социализме есть и православная традиция, поэтому коммунистическое движение в России вписывается в русскую историю. Это часть нашей истории, которую не вычеркнуть. А вот будет ли сегодняшняя демократия частью нашей истории? Ведь она, не посоветовавшись с Западом, ничего не предпринимает? Это чуждое явление для России!

Сталин был деспот, да, но он был ближе к Богу. Наши Патриархи, особенно Сергий и Алексий, называли Сталина богоданным вождем. К ним присоединялись и другие, такие, как крупный ученый и богослов, архиепископ Лука Войно-Ясенецкий. Кстати, сидевший при Сталине, но это не помешало ему назвать Сталина богоданным.

Да, Сталин нам дан Богом! Он создал такую державу, которую сколько не разваливают, а не могут до конца развалить. Даже поверженной, ее боятся хваленые капиталистические страны.

Есть у Сталина такое выражение: "Прошлое принадлежит Богу". Если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле был особый человек, Богом данный, Богом хранимый, об этом свидетельствуют даже его противники. Поэтому я, как православный христианин и русский патриот, низко кланяюсь Сталину.

"Чур, перекрестись...", - да, я это слышу. Кому кланяешься, мол, не антихристу ли? А вот вам я задам вопрос. Антихрист придет от атеистов или верующих? В том-то и дело, что от верующих, на Библии будет клясться. Поэтому я утверждаю, по Евангелию: один сказал "пойду" и не пошёл, другой сказал: "не пойду", но пошёл.

Сталин с внешней стороны атеист, но на самом деле он верующий человек. Не случайно в Русской Православной Церкви ему пропели, когда он умер, вечную память. Не случайно он учился в духовной семинарии, хотя и потерял там веру, но чтоб по-настоящему её приобрести. А мы этого не понимаем... Но самое главное, все-таки, что Сталин по-отечески заботился о России. И поэтому Сталин, по крайней мере для меня, законным образом стоит рядом с Суворовым..."

Священник Дмитрий Дудко.