Инфляция дипломов

Я провел в образовании больше 25 лет. Сначала детский сад, подготовительный класс, начальная школа, средняя школа и лицей. Потом получение степени специалиста в Волгоградском Государственном университете и аспирантура там же. Следующий шаг можно назвать моей первой "настоящей" работой в качестве Chief strategist в RossInvest Foundation. У меня нет личных причин критиковать систему высшего образования. Но жизненный опыт и четверть века, проведенные в чтении и размышлениях, убедили меня, что все это - большая трата времени и денег.

Вы можете спросить, как можно назвать бесполезным высшее образование, если оно приносит огромную финансовую выгоду. Ключевой вопрос, однако, заключается не в том, окупается ли университетское образование, а в том, на сколько знания, полученные в университете востребованы и применимы. Простой популярный ответ гласит, что университет обучает студентов полезным рабочим навыкам. Вот тут то и кроются десятки неудобных вопросов с не менее неудобными ответами.

Студенты тратят тысячи часов на обучение знаниям, которые не соответствуют требованиям современного рынка труда. Это несоответствие имеет банальное объяснение: преподаватели учат тому, что знают сами, пребывая в стагнирующем невежестве. У большинства из них нет обширных знаний о современных рабочих местах. Если университеты и колледжи стремятся повысить будущий доход студентов, почему же они доверяют образование людям, настолько далеким от реального мира? Потому что, несмотря на пропасть между тем, что студенты изучают, и тем, что работники делают, академический успех служит мощным сигналом рабочей продуктивности.

Предположим, вашей юридической фирме нужен практикант на лето. На это место претендует человек, изучающий право, с докторской степенью по философии, полученной в Стэнфорде. Какой вывод из этого вы сделаете? Соискатель, вероятно, блестящий, добросовестный человек, готовый к кропотливой скучной работе. Если вы хотите работника такого типа - а какой работодатель не хочет? - вы делаете предложение, хотя вы при этом осознаете: ничто из того, что философы изучают в Стэнфорде, ему не пригодится.

Рынок труда не платит вам за бесполезные предметы, которые вы выучили, он платит вам за навыки, которые вы получили при изучении этих предметов. Это вовсе не маргинальная мысль. Майкл Спенс, Кеннет Эрроу и Джозеф Стиглиц, нобелевские лауреаты по экономике, внесли весомый вклад в теорию об образовательных сигналах. Каждый студент, выполняющий минимальную работу, необходимую для получения хороших оценок, подтверждает эту теорию. Главный эффект - не более качественная работа или более продвинутые навыки, а гонка за оценками.

Чтобы не быть неправильно истолкованным, я решительно утверждаю, что высшее образование развивает качества и дает ценные навыки. При этом я уверен, что финансовые выгоды университетского образования объясняются сигнальной логикой. Последние пару десятков лет соискатели, устроившись на работу, слышать примерно одно и тоже: "Забудьте всё, чему вас учили в институте". Но при приеме на работу у них требовали документ о высшем образовании, лучше о нескольких. Кто-нибудь понимает смысл?

Невозможно не упомянуть проблемы с сохранением знаний, которыми человек редко пользуется. Преподаватели часто жалуются на то, что в конце лета студенты знают меньше, чем в начале. Конечно, некоторые выпускники используют то, чему они научились, и помнят это, но когда мы оцениваем, что в среднем помнят выпускники университетов спустя годы, результаты, мягко говоря, обескураживают.

Студенты не должны просто заучивать информацию, они должны учиться думать как в реальной жизни.

Наиболее глубокое исследование о влиянии образования на практическое мышление было проведено Дэвидом Перкинсом из Гарварда в середине 1980-х. Исследователи протестировали студентов Университета Аризоны на способность "применять статистические и методологические концепции в рассуждениях о повседневных событиях".

"Из нескольких сотен протестированных студентов, многие из которых более 6 лет занимались лабораторной наукой… и углубленной математикой, никто не продемонстрировал даже видимости приемлемого методологического мышления", - говорит автор исследования.

Те, кто уверен, что институт учит учиться, ожидают, что студенты будут постигать научные методы, но не использовать их для анализа окружающего мира.

Студенты оттачивают те типы рассуждений, которые характерны для их специализации. В рамках исследования Мичиганского университета были протестированы студенты естественно-научных, гуманитарных, психологических и других социальных дисциплин на способности к словесным, статистическим и условным рассуждениям в течение первого семестра первого года обучения.

Те же самые студенты были протестированы во втором семестре четвертого курса, и каждая группа продемонстрировала существенные улучшения в одной конкретной области. Психологи и представители других социальных дисциплин стали куда лучше в статистических рассуждениях. Студенты естественно-научных и гуманитарных направлений - в условных рассуждениях, то есть анализе проблем, сконструированных по принципу "если… то".

Однако в остальных областях успехи после трех с половиной лет обучения были скромными или несущественными. Студенты-психологи используют статистику, поэтому становятся лучше в статистике, студенты-химики редко сталкиваются со статистикой, поэтому и не становятся в ней лучше. Если все идет хорошо, студенты учатся тому, что изучают и практикуют.

При этом психологи выяснили, что большая часть наших знаний инертна. "Студенты, блистающие на экзаменах, в основном не умеют использовать свои знания в реальном мире. Студенты, которые получают высокие оценки на уроках физики, зачастую не могут решить базовые проблемы и вопросы, которые встречаются им в немного иной форме, нежели та, по которой они обучались и тестировались", - пишет психолог из Гарварда Ховард Гарднер.

То же самое происходит с биологами, математиками... и, к моему сожалению, с моими детьми. Я пытаюсь научить своих детей связывать лекции с реальным миром и повседневной жизнью. Мои экзамены направлены на то, чтобы оценить понимание, а не запоминание. Но даже в хорошем классе только двое учеников из 20 демонстрируют понимание предмета.

Дело в том, что мы не можем оценивать социальную выгоду образования, основываясь исключительно на результатах тестов и зарплате. В каком мире мы хотим жить - в образованном или безграмотном? Мы можем и должны изучать широкие социальные последствия образования. Когда (как их, блядь, назвать то...) видят мои подсчеты окупаемости образования, они считают меня типичным экономистом-циником, не обращающим внимания на идеалы, скрепы... Я циничный идеалист. Я верю в то, что образование способно преобразить всё. Ну и в здравый смысл... до хих пор...

Подавляющее большинство студентов - экзальтированные хипстеры, никто из которых работать не собирается, рассчитывая, что зарплатный счет (в крипте, разумеется) будет пополняться многочисленными пожертвованиями эмоционально нестабильных меценатов, спонсирующих разных психов, бездельников и прочих #Инстамоделей и представителей креативного IT класса. Я циничен в отношении преподавателей. Подавляющее большинство из них не способны вдохновлять. Я циничен в отношении тех, кто решает, что и как изучать студентам. Можно найти благородные исключения, но видимые результаты социально-экономического развития не оставляют сомнений, что "исключения" в безнадежном меньшинстве.

40 лет назад университет был, по сути, полноценной работой. Типичный студент проводил 40 часов в неделю в классе и за обучением. Сегодня студенты в среднем проводят за академической работой 27 часов в неделю - включая только 14 часов обучения. В свободное время они развлекаются.

По данным Ричарда Арума и Джосипы Роксы, у типичного студента колледжа 13 часов в неделю уходит на обучение, 12 часов - на общение с друзьями, 11 часов - на развлечения за компьютером, 8 часов - на оплачиваемую работу, 8 часов - на хобби и секс, 6 часов - на просмотр телевизора, 6 часов - на физические упражнения.

Повальное увлечение алкоголем и наркотой, всеобщая мода на декадентство и нигилизм отрицательно сказываются на жизненном тонусе и половой потенции будущей интеллигенции, что порождает мечту о гедонизме и вечном карнавале для узкого круга аристократов.

Так что все это означает для отдельно взятого студента? Советую ли я хорошо подготовленной 18-летней девушке отказаться от университета, потому что она не получит там стоящих знаний? Абсолютно нет. Изучение ненужных предметов в следующие 4 года произведет впечатление на будущих работодателей и увеличит потенциал ее доходов.

Если она решит сразу пойти на работу, сказав: "У меня есть возможность получить диплом, я просто решила этого не делать", работодатель не поверит ей. Добровольно отказаться от образования значит отнести себя к когорте менее квалифицированных работников. Для конкретного человека университет имеет смысл.

Однако, это не означает, что высшее образование открывает путь к общему процветанию или социальной справедливости. По мере роста среднего значения уровня "образованности" нужно все больше и больше "образования", чтобы убедить работодателя, в основном необразованного, что вы достойны конкретной работы. По данным одного исследования, с начала 1970-х годов до середины 1990-х средний уровень образования среди 500 категорий вырос на 1,2 года. Но большинство рабочих мест за это время не поменялось - поэтому нет иной причины, кроме повальной деградации, обесценивающей образование, почему людям в 1995 году требуется больше дипломов, чтобы делать ту же работу, что в 1975-м.

Наряду со всевозрастающей потребностью в дипломах растут и неудачные попытки их получения. Студенты платят за обучение, убивают год и проваливают экзамены. Любой вердикт о ценности образования должен учитывать эти академические банкротства. Количество провалов велико, особенно для учащихся с низкими оценками в средней школе. Говорят, что около 60% студентов не могут закончить университет за четыре года. Проще говоря, распространение высшего образования привело к тому, что в университеты приходит слишком много абитуриентов, которые не в состоянии успешно их закончить.

Идея "высшего образования для всех" задвинула на задний план реалистичную альтернативу: профессиональное образование. Любой тип профессионального образования учит конкретным навыкам работы, полностью построен на принципе обучения через делание, а не через слушание.

Исследования свидетельствуют о том, что профессиональное образование повышает заработную плату, снижает уровень безработицы и увеличивает процент завершения старших классов школы. Отрадно думать, что студенты могут использовать профессиональное обучение как план "Б", но это не учитывает тот факт, что после провала у них может исчезнуть желание попытаться снова.

Молодые люди должны пройти через круги обучения, чтобы занять свое место в мире взрослых. Цивилизованные общества сейчас выстроены вокруг образования. Но если у каждого будет диплом о высшем образовании, инфляция образования будет расти, а человечество может оказаться в ситуации, когда лишится возможности производить даже жизненно необходимые блага. Попытка распространить успех при помощи образования приводит к распространению образования, а не успеха.

feat. Bryan Caplan.