Дух закона Vs. Буква закона

Человек с морально-нравственными / психо-физиологическими отклонениями во власти есть основа любой трансформации и в морали (нравственных норм) и во власти (норм права).

Цивилизация нового Содома уже создана. Это бесспорный и очевидный факт современности. Эта цивилизация опирается на государственные институты и собственную правовую систему. Скорость её создания шокирует и одновременно вызывает интерес. Где истоки? Как всё началось? Откуда такая скорость изменения нравов, морали, закона?

Попробуем найти начало, чтобы осмотреться в настоящем и предположить будущее.

Определите точно значение слов, и вы избавите человечество от половины заблуждений. Рене Декарт.

В любом человеческом обществе есть особенные области, в которых каждое слово и фраза строго определены и не могут быть изменены ни при каких условиях. Например, для христианина такой областью является Библия. Для гражданина - Закон государства. Если же термин или слово все же меняется, то происходят тектонические сдвиги бытия, меняется порядок вещей и даже трансформация нравственных норм.

Юристам знакомы выражения "дух закона" и "буква закона". Каким образом закон государства влияет на бытие отдельного человека и целого общества известно всем. Закон устанавливает правила и определяет понятия, которые затем охраняются всей мощью государственной машины.

Данный пост является попыткой в сжатой форме проследить процесс нравственно-юридического феномена превращения порока в "добродетель", преступления в норму поведения, психической ненормальности в показатель душевного здоровья на примере современного терминологического ретуширования деяния, сухо и правильно именуемого предками современных англичан и русских как "мужеложство".

В свое время, английский закон обозначил один из страшных человеческих пороков словами "buggery" и "sodomy" - мужеложство и содомия. Данные термины появились не случайно и не были надуманы древними законодателями, но непосредственно взяты из Библии. Названные понятия, обозначающие греховное деяние, трансформировались в юридические термины, были положены в основу светского закона Великобритании, и стали обозначать особо тяжкое преступление.

С момента принятия юридически обязывающего нормативно-правового акта, лица мужского пола, совершавшие содомские деяния, стали не только сознательно преступать нормы поведения (как биологическую, так и нравственную), но и становились нарушителями закона государства - преступниками.

Что же происходит сегодня, с этими нормами поведения и, одновременно, нормой закона во всех европейских и проевропейских странах планеты? Как так случилось, что мужеложство в очень короткий отрезок времени превратилось де-юре из противоестественного преступления в естественную норму, которая требует особой защиты государства от добропорядочных людей, живущих по естественным законам брака?

Что касается формальных метаморфоз юридического понятия "мужеложство", то они начались в Великобритании, в конце 60-х годов XX века и молниеносно были подхвачены, вначале США, а затем, постепенно, европейскими государствами и странами традиционного англо-саксонского влияния. Для детального понимания юридической и понятийной трансформации порока в норму, изложение следует начать из глубины веков.

В 1533 году в Великобритании принят специальный закон Buggery Act 1533. Данный нормативный Акт был направлен исключительно против мужеложников (bugger) и содомитов (sodomite). Следует пояснить, что оба указанные английские юридические определения являются синонимами и строго соответствуют понятию "мужеложник", которое заимствовано напрямую из Библии.

Этим же английским законом наравне с преступными деяниями "buggery", "sodomite" и не отделяя от них, но, напротив, признавая равноценность безобразности, вводится понятие "commit bestiality". Словосочетание "commit bestiality" дословно указывает на известные отношения человека со зверем.

Одна из важнейших функций закона - введение в правовую систему государства четких юридических понятий, в частности, обозначающих содомские грехи. Нравственный порок с момента введения его в сферу правового регулирования государства приобрел статус преступного деяния или преступления. В меру преступной тяжести, за вышеуказанные деяния, согласно Buggery Act 1533, предусматривалась смертная казнь через повешение.

Закон применялся в Англии на протяжении 295 лет. В 1828 году на смену Buggery Act 1533 пришел Закон Великобритании и Ирландии, известный как Offences against the Person Act 1828. В соответствии с данным законом мужеложство / содомия также признавалось особо тяжким преступлением, и, также как по закону 1533 года, каралось смертной казнью. Согласно статьи 15 закона, данные деяния именовались "мерзкими преступлениями", а человек, совершивший их должен был "страдать и умереть как преступник". Закон 1828 года действовал 33 года до принятия обновленной редакции.

В 1861 году принят очередной закон "О преступлениях против личности", который подтвердил норму предыдущего Акта 1828 года о том, что мужеложство является особо тяжким преступлением, опасным для общества и государства. Однако, в связи с наступлением в Европе эпохи гуманизма, смертная казнь за содомию была заменена в этом законе на пожизненное тюремное заключение, но терминологических изменений в законе нет. Буква и дух закона не изменились. Понятия, обозначающие преступное деяние: "buggery", "sodomite", "commit bestiality", оставлены в силе.

Понимание деяния "мужеложства" и "скотоложства" как преступлений, и, что важно, юридическая терминология сохранялись в английском законодательстве до 1967 года. С 1861 по 1967 год принималось множество уточняющих Актов в этой области с различными новациями, но терминология (буква закона) и, как следствие, понимание преступления (дух закона) не менялись. Слово закона позволяло ясно видеть само деяние.

Для целей настоящей статьи, следует упомянуть одну из поправок к закону 1861 года. В 1885 году парламентом принят Акт о поправках к уголовному законодательству страны. Новация состояла в "поправке Лабушера", согласно которой, содомитов можно было отправлять за решетку на два года только за то, что они публично демонстрировали и пропагандировали свою преступную мужеложскую принадлежность другим членам английского общества. Такие деяния были обозначены в английском законе термином "gross indecency" - "грубая непристойность".

Спустя без малого всего лишь 130 лет с момента принятия данной поправки в России был принят Федеральный закон от 29.06.2013 N 135-ФЗ. Какой гневный напор испытало Российское государство со стороны англо-саксонской цивилизации. Как яростно благопристойный западный мир линчевал российскую "поправку Мизулиной" к Кодексу об административных правонарушениях РФ, которая всего лишь указывала на "грубую непристойность" пропаганды мужеложства среди детей.

Прошу обратить внимание, что сегодня в России, деяние, аналогичное английскому юридическому понятию "грубой непристойности", причем совершенное только в отношении несовершеннолетних граждан (ст. 6.21. КоАП РФ), является не уголовным преступлением, но административным правонарушением и цивилизованно мягко наказывается штрафом или арестом до 15 суток. Пропаганда содомии в форме "грубой непристойности" взрослым россиянам и вовсе не наказуема.

В современной Англии, да и не только в ней, грубой содомской непристойности уже нет и в помине. Сегодня на острове в великом почете публичные многотысячные пропагандистские променады, обозначаемые английским же словом "прайд". Современная Великобритания защищает право человека на публичное совершение действий "gross indecency". Что бы сказал Генри Лабушер, увидев современную англо-содомскую "грубую пристойность", можно только предположить.

Начиная с 1967 года, понимание содомии как преступления в английском законодательстве кардинально меняется и облагораживается. С этого года Великобритания санкционировала частную содомию.

На смену понимания абсолютной греховности, очевидной вредоносности обществу, и как следствие, криминальности деяния, приходит непоколебимая убежденность в том, что двое индивидов мужского пола обладают правом, при условии добровольности, совершать в частном порядке известные действия.

Так как существует личное право (об обязанностях перед обществом уже речь не идет), то общество обязано уважать его и не допускать негативных оценок осуществления содомского права на практике. И, наконец, в связи с уважением и признанием обществом личных прав содомитов на совершение "buggery", отменяется и греховность данных деяний.

Цепь юридической логики: греховность, вред обществу, следовательно, преступление, заменяется другой цепочкой от противного: не преступление, значит вреда обществу нет, следовательно, не грех.

Юридическое понятие ставится выше нормы морали. Такие юридические фокусы известны истории, но все они бытовали только в пределах языческих цивилизаций. Если император есть бог при жизни, то почему бы ему не устанавливать юридические нормы по своему велению и хотению. Прослеживаются ли в современной Англии юридические признаки языческой цивилизации следует исследовать отдельно, но на флаге этого государства Крест.

В 1967 году принимается Sexual Offences Act 1967. Данный закон впервые в юридической практике вводит в правовое поле психиатрический термин "гомосексуализм" - пятое колесо в телеге правового восприятия содомского явления. Сделано такое нововведение не случайно. Именно с этого года, взятое из области психиатрии клиническое понятие обозначающее патологическую извращенную ненормальность, приобретает статус юридического термина, который в английском праве стал определять извращенные квазиполовые отношения индивидов одного и того же пола.

Однако, наравне с этой новацией в законе, указывающей на явную психическую ненормальность и болезненность содомских практик, в тексте продолжает присутствовать традиционный, конкретный и многотысячелетний термин "мужеложство / содомия", указывающий на преступность известных деяний. Также остался в законе и термин "грубая непристойность", криминализирующий пропаганду и демонстрацию принадлежности к мужеложскому образу жизни в публичных местах.

Закон 1967 года выводит из категории преступлений мужеложские деяния при выполнении трех условий: если действия совершаются добровольно и с обоюдного согласия, лица их совершающие достигли определенного возраста (вначале 21 год, позже 18, сегодня 16 лет) и, наконец, "не преступные" деяния должны совершаться в условиях частной жизни.

Закон 1967 года по праву может считаться началом новой эры современной содомской цивилизации. С принятием данного закона начинается юридическое оформление и законодательное закрепление содомских, античеловеческих принципов бытия человека. Именно с этого закона начинают подменяться библейские принципы построения государственности. И как можно наблюдать сегодня, не только в области лично-интимных взаимоотношений людей.

Именно этот закон является родоначальником придания статуса добропорядочности содомскому разврату вначале в Англии и Уэльсе, затем в Шотландии, Criminal Justice (Scotland) Act 1980, позже в Ирландии, Homosexual Offences (Northern Ireland) Order 1982. Спустя некоторое время триумфальное шествие содомской государственности начинает охватывать весь "цивилизованный" англо-евро-американский мир.

Sexual Offences Act 1967 открыл ящик пандоры, введя юридический и, что много хуже, - мировоззренческий принцип: преступление совершенное втайне не есть преступление. Грех, совершенный втайне не есть грех.

Похоже на абсурд? Да, похоже. Из этого принципа выскочило множество разрушающих псевдоправовых сущностей-установок, например, "двойной стандарт" одного и того же явления или факта. Очевидность подмены смысла не становится невидимой.

Законодательно установленная англичанами юридическая норма правомочности и добропорядочности содомского греха, совершаемого не на публике, возрастала в своей значимости. До наступления 2003 года закон 1967 года шлифовался в новых редакциях, притирался в умах и сердцах людей через СМИ и политику, содомия превращалась из маргинальности в нормальную обыденность.

В 2003 году все юридические точки над "i" были расставлены окончательно и, вероятно, бесповоротно. Содомский грех из преступления, достойного смерти и караемого смертью, возрожден как высокоморальное явление, достойное всякого уважения и восхваления. Юридическое формулирование "иных форм сожительства", теперь именуемых "однополыми союзами", дает свои юридические же плоды. Sexual Offences Act 2003, вступил в действие 1 мая 2004 г.

Законом принципиально изменена вся система понятий, юридических формул и терминов. Добровольное мужеложство полностью декриминализировано, как парное, так и групповое. Содомиты полностью вступают в свои права: выходят на улицы и площади, не скрываются от детей и стариков, демонстративно пропагандируют себя, и свое поведение, где им нравится и как им хочется. Международная арена в лице Европарламента и ООН с ликованием приветствует торжественно шествующий "Pride". Начиная с этого закона из английского законодательства исчезает обоснованно описанное понятие "мужеложства / содомии", а также понятие "грубая непристойность". Прямой юридический термин "buggery" уже неупотребителен и смысловая нагрузка с него снята.

Бывшие преступники и душевнобольные индивиды начинают нагло встраиваться в гражданско-правовые институты здорового человеческого общества: крадут и извращенно используют для своих целей такие ключевые юридические и нравственные понятия как семья и брак, любовь и дружба. Чего только стоит словосочетание "однополый брак". За такую фразу в средние века можно было легко лишиться головы.

Начинается изменение смыслов и значений юридических категорий. Законодательно в смысловом значении мужеложский акт приравнивается к половому акту. Понимание мужского и женского пола смешивается воедино и терминологически объединяется словом сексуальность. В законе люди начинают классифицироваться в большей части не как юридические субъекты "мужчина", "женщина", а как "сексуалисты". Люди сексуалисты: "hetero", "homo", "bi".

Официально, в формально-правой обиход, начиная с 2003 года, вводятся термины из психиатрического словаря, рассматривающего человека не как цельный образ Божий, а как сексуалиста, принадлежащего к той или иной психо-физической классификации.

Итак, спустя всего 470 лет преступление стало правом, безнравственность превратилась в нравственность, мерзость обрела достоинство. Дальнейшие действия властей не заставили себя ждать. Коль скоро "содомия" стала благопристойным общественным деянием, не имеющим признаков сумасшествия, то и сам термин следует удалить из юридического обихода, заменив его на любую иную конфигурацию слов, например, "нетрадиционные сексуальные отношения", а затем их узаконить.

Через несколько десятков лет, а может и раньше, ни один юрист даже не задумается, что "мужеложство" не менее древнее - традиционное явление, чем брак. Никто не посчитает идиотизмом называть неполовую связь двух мужеложников сексуальными отношениями, то есть отношениями двух полов - мужского и женского. Более того, употребление древнего, короткого и понятного юридического термина (и не только юридического) "мужеложство", станет признаком юридического невежества и аморальной нетактичности.

Человек с морально-нравственными / психо-физиологическими отклонениями во власти есть основа любой трансформации и в морали (нравственных норм) и во власти (норм права).

feat. Алексей Фетисенко.